календарь
ПАЛОМНИКА
2017

Италия. «Семь Церквей»

Узнать о туре

Гавайское чудо

Спустя одиннадцать лет после исчезновения Иверской Монреальской мироточивой иконы Божией Матери обильно замироточила ее копия на Гавайских островах в Тихом океане. Несколько месяцев назад разболелось у меня плечо. Да так, что от острейшей боли невозможно было избавиться ни таблетками, ни примочками, ни какими другими средствами. Промучившись так пару недель, изнемогая и уже лежа в постели, говорила я с сочувствующей подругой по телефону. Она мне рассказывала, что совсем недавно была в их церкви чудотворная Иверская мироточивая икона Божией Матери, привезенная из гавайского православного прихода, и она впервые в жизни лицом к лицу стояла перед Чудом.

К тому времени мы очень далеко отошли от всех новостей Русской Православной Церкви Заграницей и как-то больше сосредоточились на России... Но вот беда - больное плечо. И здесь я вдруг вспомнила, как недавно получила письмо из сановелльского прихода о том, что у них на днях в восемь вечера будет эта чудотворная икона. Только большими усилиями воли я тогда оделась и завела машину. Церковь от нас в 30-35 минутах езды, а правую руку я просто не могла пошевелить. Помню, как почти кричала молитвы Богородице... Просила Хосе (Иосифа Муньоса - хранителя чудотворной Монреальской иконы, убитого в Афинах в ночь с 30 на 31 октября 1997 года - ред.) заступиться... Но казус весь в том, что, приехав в храм, я обнаружила его темным и пустым. Икона в нем была за день до того...

В конце концов я все-таки обратилась к врачу, мне сделали в плечо укол кортизона, и мало-помалу боль отошла. Прошло два месяца. За это время мы съездили с мужем в Россию, вернулись домой и зажили своей привычной жизнью. Муж мой много работает, устает, и иногда мы выезжаем куда-нибудь отдохнуть на пару дней. Так было и тогда. Мы отправились на океанское побережье в Монтерей, местечко очаровательное и, по счастью, рядом с русской церковью, прихожанами которой мы были до переезда. Встретили нас любезно. Во время канона ко мне подошла матушка спросить, как наши дела, и заодно сообщила, что в следующую субботу у них в храме будет гавайская мироточивая Икона. «Если вы к нам приедете, может быть, привезете и Икону?» - спросила она. Я не стану описывать своего счастья...

Литургия начиналась в девять утра, а привезти икону нужно было из Сан-Франциско (часа два езды), да и нам от дома до того места, где находилась икона, езды минут 45... Мы с мужем оба люди ночные, но проснулась я рано без будильника и готова ехать была очень быстро... Когда ехали к месту встречи, мне невольно вспоминался Хосе, его безконечные переезды, элементарное для человека отсутствие дома и просто места, где можно приклонить главу... Вспомнилось, как кто-то из знакомых рассказывал, что увидел его на улице идущего с Иконой, потому что никто не предложил его подвезти...

Мы приехали минут на десять раньше и позвонили по данному нам номеру телефона. «Спасибо, мы выйдем минут через пять», - ответил мужской голос по-английски. «Мы»? Кроме того, что хозяина иконы зовут Чед, мы не знали ничего. Прошло 5-10 минут, я уже начала волноваться, что мы приехали не по тому адресу, как за стеклянной входной дверью зажегся свет. Прошло еще десять минут... Из двери наверху лестницы вышли двое. Невысокий, плотного сложения мужчина в подряснике и с бархатной синей сумой на груди, такой же точно, как носил Хосе, только много меньше, и женщина, чуть выше его ростом, тоже полненькая и улыбающаяся. Мы представились друг другу. В неловкости первых минут знакомства я немедленно забыла имя жены Чеда и, к стыду своему, никакими судьбами не могу его вспомнить. А она оказалась хохотушкой с добродушными глазами, милой женщиной. Совсем на первый взгляд неприметной и не отличающейся от тысяч женщин Америки. Чед же внешне решительно ничем даже не напоминал Хосе: мал ростом, совсем не величествен, нет открытости в манерах, тепла, даже напротив, какая-то замкнутость, которая, мне кажется, прикрывает внутреннее сосредоточение.

За два часа пути, мы, естественно, имели возможность немного поговорить. Оказалось, что в крещении он носит имя Нектарий, фамилия его Янсон, он чтец на приходе в честь Иверской иконы Божией Матери в Гонолулу, на гражданской службе Чед работает в полиции, что-то вроде начальника отдела детективов (следователей), а жена его - учительница математики начальных классов. Чед никогда не встречал Хосе и не видел Монреальской Иконы, но он охотно рассказал нам свою историю. - Мне очень трудно передать словами все то, что недавно произошло и взбудоражило мою жизнь. Я молюсь Господу, чтобы Он указал мне и моей семье, что нам полагается делать и говорить, чтобы не противоречить Его воле. Наш приходской священник, иерей Анатолий Лёвин, подарил мне в день моего Ангела несколько лет тому назад точную копию Иверской мироточивой Монреальской иконы Богородицы, сделанную в Софрино, недалеко от Москвы. Он мне тогда сказал, что купил эту икону в книжном магазине при Свято-Троицкой церкви в Торонто.

Вторая икона, замироточившая у меня дома, написана рукой неизвестного афонского монаха, это икона-распятие в традиционном византийском стиле. В июне или в июле этого года мы с женой почувствовали легкий запах роз, который исходил из уголка с иконами в нашей маленькой домашней часовенке. Мы тогда случайно посмотрели на икону-распятие, которая находится позади коробочки с разными святынями, и увидели на ней маленькую каплю какой-то жидкости около раны на груди Спасителя, там, где римский солдат проколол Его грудь копьем. Эта жидкость напомнила мне сладкий запах мира. Мы с женой не сказали никому об увиденном, капля мира высохла, и мы скоро забыли про это происшествие. В течение последней недели сентября я постоянно чувствовал невероятно сильный запах мира у себя дома, в своей автомашине, даже у себя на работе. Я никак не мог понять, откуда идет этот запах. Спросил свою жену, чувствует ли она его, но она ответила, что ничего не чувствует. Я спрашивал об этом и посетителей нашей квартиры, но никто ничего особенного не замечал. Поэтому я решил, что мне просто померещилось. 6 октября, в субботу, мы с женой заболели и не смогли пойти на Всенощную.

Около половины одиннадцатого того вечера я работал в своем кабинете, в котором тоже есть уголок для икон. Вдруг мой кот Стив вошел в кабинет и начал все обнюхивать, как будто почувствовал какой-то незнакомый ему запах. А я не чувствовал никакого запаха. Кот тогда стал осторожно подходить к святому углу. Я взял кота на руки и тут вдруг почувствовал чудный запах, который был настолько силен, как будто тысячи роз переполнили комнату. Я осенил себя крестным знамением и прочитал Иисусову молитву, отгораживая себя от прелести. Потом опустил кота на пол и пошел рассматривать иконы. Икона-распятие, на которой раньше выступила капелька мира, была сухой. Вдруг я заметил, что на моих руках какая-то жидкость - это было миро. Но как оно могло попасть мне на руки? Ведь икона-то была сухой? И тут я увидел, как перед моими глазами на левом колене Спасителя образуется капля жидкости. Я позвал свою жену и спросил, не пролила ли она что-нибудь на икону. Она ответила, что даже близко к ней не подходила. Она была поражена тем, что увидела. Я встал на цыпочки, чтобы осмотреть иконы, находившиеся на самой высокой полке. Когда я дотронулся до Иверской иконы, которую мне подарил отец Анатолий, то почувствовал, что она совершенно мокрая, и в этот момент запах мира стал еще сильнее. Даже моя жена почувствовала этот сильный запах. Для тех, кто не знаком с моей женой, нужно сказать, что обоняние у нее очень слабое: она чувствует только запах цитрусовых фруктов. Мы оба были в страхе и трепете!

Я прочитал акафист Иверской иконе Божией Матери и пошел спать, но уснуть никак не удавалось. На следующий день после длинных дискуссий мы с женой решили оставить иконы дома и пойти в церковь. После Литургии мы рассказали отцу Анатолию обо всем происшедшем. Он нас терпеливо выслушал и сказал: «Принесите эти иконы в церковь!». Мы договорились с отцом Анатолием, что принесем иконы в среду, 10 октября. До среды иконы продолжали мироточить. Я собирал с них миро ватками и молился перед ними о выздоровлении моей сестры и других болящих людей. На следующий день моя сестра позвонила отцу и сказала, что ее доктор никак не может объяснить, как это случилось, но ее щитовидная железа, которая совсем отказалась работать, вдруг сама по себе пришла в нормальное состояние и что теперь ее диабет под контролем. Мы с женой едва-едва смогли дождаться среды... В среду мы принесли иконы и поставили их на аналои посреди церкви. Отец Анатолий вытер их ватками и сразу начал служить акафист Пресвятой Богородице Иверской. После акафиста он снова вытер обе иконы ватками и объявил, что иконы без сомнения мироточат и что от них идет очень чистое миро. Воздух в церкви был насыщен запахом роз. Наш приход освящен в честь Иверской Монреальской Мироточивой Иконы Божией Матери, которая никогда не бывала на Гавайях. Брат Хосе очень хотел побывать у нас с Иконой, но ему так и не удалось эту поездку осуществить.

Я должен признаться, что иногда с грустью думаю о том, что наши Православные собратья на материке забыли про наш маленький приход и нашу маленькую общину верующих. Живя здесь, на Гавайях, посреди большого Тихого океана, нам очень трудно сохранить свой приход. Одно ясно - Пресвятая Богородица нас не забыла. Она нас не оставила сиротами. Господь нам показал, что Он есть! Смеем ли мы пренебречь этим дивным чудом, которое появилось у нас? Чеду теперь тоже приходится много путешествовать, и мы спросили, есть ли у него планы побывать с Иконой в России. Он ответил утвердительно. Господи! Какое бы и для меня было счастье, если бы Чед, пусть и не Хосе, даже с мироточивой копией Монреальской Богородицы, но побывал в России! Чед рассказывал, что во время хиротонии Епископа Феодосия миро изливалось так обильно, что просто ручьями текло по рукам державших Ее священников. Икону внесли в церковь. Души наши и при этой жизни, проходя через тернии современного мира, то возгораются, касаясь Божественной любви, то охладевают и черствеют, отдаляясь от Нее. Вот так и моя душа устала и замкнулась за годы испытаний последних лет, и, казалось, никакие мои усилия не могли ее оживить... И вот я снова стою пред Иконою... Она, наверное, раза в четыре меньше оригинала, в скромном деревянном киоте.

Но помимо моего желания душа моя снова залита солнцем! Такая Радость! Это был День Ангела Чеда - Нектария. После службы и скромного ланча, которым угостили Чеда с супругой, а заодно и нас, мы вернулись домой. Икону повезли дальше, в Бен Ломан, где Ее тоже с нетерпением ждали... «Откуда мне сие да прииде Мати Господа моего ко мне». Пока мироточивая Монреальская Икона находится под спудом, Господь послал нам в утешение Ее копию... Этими словами начал свою проповедь в день мироточивой Монреальской Иконы отец Стефан Павленко. И мы все стояли перед иконой Божьей Матери, по которой обильно струилось благоухающее миро, не зная, на земле мы или на небе. После молебна народ потянулся вереницей прикоснуться к новоявленному чуду. Подвезли больную женщину в колясочке. И я со слезами на глазах наблюдала, как батюшка, вынув Икону из киота, прикладывал Ее то к голове, то к сердцу, то к рукам той женщины... Столько в этом было любви, что хотелось кричать: «Господь посреди нас!»

Мы все получили ваточки с миром. И пока отец Стефан был в алтаре, молча стояли перед Иконой, но когда он подошел к Богородице, то просто воскликнул: «Смотрите, как много мира!» - и, снова вынув Икону из киота, просто показывал ее собравшимся вокруг, позволяя приложиться. Мне видится, что Господь, любя и милуя, не напрасно послал нам, так далеко находящимся от Родины, великое утешение. И что знаменательно, сделал Он это через таких ни в чем не похожих друг на друга людей, что на первый взгляд их объединяет только нерусское происхождение.

А главное, что нас всех объединяет - Русская Православная Церковь. Воистину, дивны дела Твои, Господи!!!  

 Ирина Русанова Калифорния, США 28.11.2008

Позже Раньше