календарь
ПАЛОМНИКА
2017

Италия. «Семь Церквей»

Узнать о туре

Армении - радоваться!

Предпраздничное утро 30 апреля. Международный аэропорт Домодедово как всегда не готов выпустить граждан России, желающих провести «майские» не на Родине. Задерживаются почти все рейсы. Терпеливо ждем и мы, группа из москвичей, отлета в Ереван. Потому, как есть опыт - любое доброе дело очень часто бывает сопряжено с разными испытаниями. А дело у нас доброе - давно задуманное путешествие на Христианский Кавказ.

Когда дома знакомые узнавали, куда собираемся, то начинали рассказывать всякие «страшилки» про бывшую братскую республику Грузию. А про бывшую братскую республику Армению начинали блаженно улыбаться. Вот и мы улыбаемся теперь, хоть и снова долго стоим в смеси пассажиров и ручной клади международного аэропорта «Звартнотц». Дело в том, что в особый коридор пограничники пропускают большую группу ветеранов, прилетевших на историческую Родину. Идут они степенно. У каждого на груди - «иконостас» наград. Облик - благородство старости. В глазах - торжество жизни. Им точно не больно за бесцельно прожитые годы. А мы - спасибо Вам, ветераны! - имеем теперь возможность улыбаться.

Патриарх Ной - армянин!

Вечерний Ереван. Красивый город. И в славянском смысле красивый и в русском. Потому что облицовка фасадов как респектабельных домов, так и «хрущовок» выполнена из местного туфа от темно-коричневого до нежно - розового. По весеннему все утопает в цветах и зелени. Поющие фонтаны на главной площади сотнями разноцветных брызг наполняют воздух освежающей дымкой. Через ущелье над рекой Раздан перекинут «пьяный мост». Поскольку на одной стороне коньячный завод «Арарат», а на другой - не менее коньячный завод «Ной». Говорят, раньше это было одно производство, а сейчас «перестроились». За огромной территорией Американского Посольства находится участок под представительство РПЦ. Освящен святейшим Патриархом Кириллом в марте. Много памятников и скульптурных групп. Среди них - до боли знакомые Грибоедову и Пушкину. Оказывается, помнят и любят их армяне. И уже начинает щемить сердце от стыда. Мы то кроме Сарьяна и Хачатуряна мало кого из армянских деятелей культуры можем припомнить. А уж чтобы памятник в столице и цветы у подножья..

О, вот снова знакомые лица - мэр Москвы и, видимо, его Ереванский коллега взирают на людскую суету с высоты рекламного щита! За ними - джинсы Армани. Напротив - унылый Джигарханян с гранатом в руке рекомендует к употреблению только коньяк «Арарат». Тут же начинаешь соображать, что все они (кроме, кажется, Лужкова) - природные армяне. И точно, гиды и водитель в один голос утверждают, что большая часть известных исторических персонажей это армяне. Даже праотец Ной - ведь армяне прямые потомки его.. Встреча с Апостолом. Главный храм города - собор Григора Лусаворича - большое светло-бежевое здание. Смесь традиционно армянского и конструктивистского стилей. Построен недавно. Народ относится к нему неоднозначно. Вроде нашего Христа Спасителя. Есть еще несколько церквей, правда в этот час уже все закрыты.

Но все же обзорная поездка по Еревану закончилась для нас, паломников, просто чудесно. На небольшом зеленом пятачке, окруженный типовыми многоэтажками, стоит маленький храм. Благоухание цветов. Мощная кладка стен. Острый конус купола в последних лучах солнца. Островок покоя и тишины среди «волнующегося житейского моря. Название - церковь Заравор Аствацин. Звучит соответствующе окружающему пейзажу. Любезный служитель остался, не смотря на позднее время, показать первый для нас армянский храм. Оказывается, он и первый в Ереване был открыть для верующих в середине 70-х. Под основанием храма XVII в древняя крипта. Спуск по крутым ступеням ведет туда, где лежит Апостол Христов Анания. Сцены из его жизни - на резных входных дверях и окружающих раку иконах. Главная тема - встреча в Дамаске по велению Воскресшего Господа Анании и ослепшего Савла, отверзение ему очей и крещение апостола Павла. На нас, переполненных и впечатлениями и усталостью, снисходят благодатные покой, мир, тишина. Выходим их храма и смотрим друг другу в глаза. Без слов понимаем: «Хорошо нам здесь быть», ведь вокруг все такое свое, такое родное. Мы - свои среди своих.

О своих.

Русский храм в честь Покрова Божией Матери в Ереване построен по типовому образцу армейских полковых церквей, разработанному в 70 годах XIX в. Вмещает 700 человек, стоящих стройными рядами. Такие здания строили в местах дислокации русских военных подразделений и отделывали местными материалами. Поэтому выглядит он очень по-еревански - из за того же розового туфа. При церкви существует небольшой женский монастырь. Сейчас ведется работа по росписи иконостаса и стен известным московским иконописцем. Во дворе стоит поклонный крест - говорят, дар Лужкова от лица казачества русскому воинству, служившему вдали от Родины на охране рубежей свободной Армении. Монах, клирик храма, говорит, что мы - первая организованная группа паломников на его памяти. А привезли его лет 35 назад в Ереван из Тбилиси...

Отец Кирилл.

Вечером долгого первого дня - ужин в милом ресторане. Приятный интерьер, отличная кавказская кухня, живое классическое пение гастролирующих армян из Италии. Вдруг к нам подсаживается священник. Тэр Кюрех (по русски - отец Кирилл) - дядя Лилит, нашего гида. Приехал нас встретить. Одет в рясу. Говорит, что при рукоположении решил не снимать ее вне храма. Окладистая седая борода, интеллигентное загорелое лицо, проницательный взгляд, большие порхающие ладони. По русски говорит мастерски, лишь еле уловим акцент при тщательном подборе слов. Приглядываемся, обмениваемся вопросами - ответами. Тэр Кюрех пьет чай в прикуску с мутно-желтыми катышками, точь-в-точь ладан-олиенбаум. Думаю: чудно, армянский поп ладан с чаем ест.. Интересуюсь. Оказывается, такой тростниковый сахар. Мир тесен - есть общие знакомые, есть общие интересы. К концу ужина подружились. Тэр Кюрех учился в Москве. В советское время работал режиссером в детском театре. Диссидентствовал, как водится. Первым в стране встал на серф на Севане. В конце 80-х пошел учиться в семинарию, стал священником. Восстанавливал храмы. Везде создавались мощные общины. Сейчас служит в селе Джервеш, за чертой столицы. Пол-прихода - сельчане, пол - ереванские приезжие. В общине уже много лет есть молодежная организация. Активно действует школа при храме. Постоянно устраиваются поездки по стране, походы и другие мероприятия, сближающие молодых овец и пастыря. Кроме храма Тэр Кюрех плотно задействован в религиозно- просветительских программах теле- и радиовещания. Пользуется заслуженной любовью своей паствы и уважением всех окружающих. Внимательный и вдумчивый, он еще и великий режиссер- импровизатор. Как-то один из его бывших алтарников работал врачем психиатрической перевозки «скорой помощи». В воскресенье и праздники его, молодого, начальство постоянно ставило на дежурства. Он поплакался Тер Кюреху. И вот на «скорую» поступает сигнал, что священник в церкви Джервеш, в воскресенье утром сошел с ума. Утверждает, что было землетрясение, церковная завеса раздралась на двое, мертвецы восстали из могил, ходили по улицам и говорили, что ад побежден. Конечно, врач приехал по вызову. Смог и священнику помочь и сам причаститься - к обоюдной радости.

Вот и к нашей радости мы приглашены на храмовый праздник к Тэр Кюреху через день. Пятое воскресенье по Пасхе в Армянской церкви - воспоминание явления в Иерусалиме Креста Господня (у нас 7/20 мая). Но это - и День рождения храма, первой Литургии после восстановления церкви. Тэр Кюрех решил устроить его Днем Паломника. Теперь ежегодно гости из самых различных мест собираются для общих молитв и братского общения. Будет Архиерейское служение.

Дорогая Лилит

Это наш дивный гид, Лилит. Она много лет проработала экскурсоводом у англо - и франко-говорящих армян, приезжающих на свою историческую родину. Подрабатывала переводами. Некоторое время назад по велению души решила создать уникальную для Армении структуру, специализирующуюся на «религиозном туризме» (так Лилит обозначает по-русски свое любимое дело). Святыни Армении, церковные древности, храмовые комплексы, духовное пение, разные пласты современной жизни Армянской Апостольской Церкви - это основные направления ее деятельности. Помимо таланта прекрасного экскурсовода, обильных знаний об истории и культуре своей страны, Лилит еще и регент хора «Саксмос» в храме своего дяди. С этим своим детищем (известным и в Армении и за рубежом) она не расстается и в профессиональной работе. Не раз ее клирошане сопровождали нас на просторах самой маленькой республики бывшего СССР. Лилит также активно участвует в жизни прихода Джервеш, она одна из руководителей молодежного движения. В путешествии по святыням Армении ее дивный голос всегда нас настраивал на особый молитвенный лад.

Барэв Дзес! Солнечная Армения приветствует Вас!

Рано утром в субботу начал лить дождь. Лил он долго. Еще две недели, до нашего отъезда в Москву. Гидрометцентр обещал нам 25-30 градусов. Как водится, был не прав. Почти все, кроме меня, старого походника, имели по одной паре легкой обуви. Кто-то был без теплой одежды и курток. Пришлось срочно искать резиновые сапоги и галоши. В магазинах пусто, на рынке 45-й размер. Говорят: «Дифсит». Но улыбнулось счастье - есть 41-й. Тут же обрезали голенища и в Первопрестольный Святой Эчмиадзин Небольшой, приятный, ухоженный городок рядом со столицей. Сейчас чрезвычайно мокрый. Здесь резиденция Католикоса и семинария. Храмовый комплекс находится в западной части города, рядом - парк. По значению можно сравнить с Сергиевым Посадом. Католикоса мы не видели. Но встретили много молящегося и интересующегося народа. Крестины, венчание одно за другим. Оказывается, много армян из России и другого Зарубежья приезжает тайнодействовать в религиозную столицу своих предков. Величественный и красивый древний кафедральный собор обнимает собой собственно Эчмиадзин - место, «куда сошел Единородный» в видении святого Григория Просветителя. Оно отмечено четырехступенчатым престолом под сенью драгоценных лампад в центре храма. Святому было явление Христа в сиянии Божественного света и окружении блистающих ангелов. Спаситель ударил по земле золотым молотом и поднялся огненный столп с большим светлым крестом, а затем еще три креста красные, как кровь, образовали вместе свод будущего великого храма. За алтарем в отдельных помещениях устроена ризница-музей. Тут находится собрание древних манускриптов, коллекция монет христианских правителей Армении, раритетные священные сосуды, большой набор церковного шитья - облачения, митры святых. Интересно изображение на фелоне - подарке из Китая - Богородица с Младенцем - желтолицые и узкоглазые. Огромный сосуд с мирром для Армении и диаспоры. Облеченные в драгоценные металлы десницы святых со сложенными в благословляющий жест перстами. Особо лежат мощи св. Григория Просветителя. В украшенном чеканным золотом складне - копье Лонгина, пронзившее бок Спасителя на Голгофе. Собственно, это - металлический наконечник. Большой, широкий. Посередине вырублен крест. Есть еще кусок темного окаменевшего дерева - часть Ноева Ковчега. Слышал как-то рассказ, что в начале 70-х один советский ученый был в Эчмиадзине, увидел этот камень и воодушевленно поведал монахам о новом точном способе определять возраст артефакта. Он предложил проверить Ковчег посредством радиоуглеродного анализа. Однако «темные служители культа» с радостью предложили ему проверить новый научный метод этим древним Ковчегом...

Армянские мученицы.

В Эчмиадзине и ближайших окрестностях мы были еще в нескольких церквях - это, по преданию, основания 3-х кровавых колонн с сияющими крестами из видения св. Григория. В каждом из храмов - усыпальница одной из дев-мучениц. Они были зверски убиты царем Трдатом III здесь, в столичном Вагаршапате в начале IV века. Их было 37 дев-христианок, пришедших сюда из Сирии. В их числе сначала была св.Нина, будущая Просветительница Грузии, она потом отстала. Храм в память красавицы Рипсимэ (Рипсимии), которая отвергла ухаживания и домогательства царя. Храм в честь мудрой и несгибаемой монахини Гаяне (Гаиании), которая воодушевляла своих спутниц молитвой и горячим словом. Храм с мощами св.девы Марине - юной мученицы за Христа и сегодня помогающей людям с болезнями ног. А для нас это было особо важно! Двое из группы неделю назад перенесли тяжелые операции на ногах. Двое других просто по-жизни ходят с трудом. Помолились. Помогла. Рядом с этим последним местом, именуемым храмом св. Шокагат, видны руины древней церкви под местом последнего мучения остальных 34-х дев. Всех их особо чтут в Армении. Считается, что кровь мучениц освятила будущее христианской страны. Много женщин носит их имена. Мы празднуем их память 30 сентября/13 октября. Армянские черницы. Как говорят специалисты, самой армянской из всех церквей в архитектурном плане является храм святой Рипсимэ. Для нас, не знатоков, она просто очень красива. Здесь, в храмовом комплексе есть место для 3-х послушниц. Эти женщины около 13 лет живут вместе, выполняя завет преп. Бенедикта Нурсийского ORA ET LABORA (молись и трудись). Они пытаются возродить давно канувшую в лету традицию армянского женского монашества. Умные, улыбающиеся лица, открытый взгляд, мозолистые руки (надо думать и от физического труда и перелистывания духовных книг). Сперва робко, потом очень живо рассказывают о своем опыте «жизни вкупе», об искушениях и радостях, о поиске правильного монастырского устройства. Старшая сестра говорит, что неделю назад видела меня во сне. Но только в «другом виде». Срочно бегу в автобус и одеваю рясу. А то скакал под дождем по лужам в джинсах и с фотоаппаратом наголо. Степенно возвращаюсь. Эчмиадзинские сестры подходят под благословение и просят святых молитв. Вообще в Армении очень тепло относятся к русскому духовенству. Верующие постоянно оказывают разные знаки уважения и внимания. И тут же мысль: к какому заезжему армянскому священнику в центре православной России подойдут с просьбой о молитве наши монахи...

Союз Креста.

Обед у нас проходит в здании молодежного движения Эчмиадзина "Cross of Armenian Unity". Здесь дети приобщаются к народной культуре, ремеслам: художественному творчеству, керамике, изделиям из металла, ткачеству. Есть прекрасный детский театр. Территория оформлена как музей народных промыслов и собрание старины. Всякие сундуки, сосуды для сбивания масла и хранения вина. Винный пресс - каменная кубическая бочка с дыркой внизу. Туда бросался виноград и девушки голыми ногами топтались там. Приглашают приехать по осени - тоже потоптаться. На стене - Тайная Вечеря 4х4 м. Китч состоит в чисто армянских орлиных носах Апостолов, рыбе в чашах, лаваше и сулгуни на столе трапезы. И еще, почему-то нимб у Иуды. Но, в общем, здорово. Есть и русский уголок- самовары в 2 ведра и рядом - самоварчик на один стакан. После приема пищи - мастер класс по обучению делать долму.

Божественная Литургия.

Воскресное туманное утро. Храм в Джервеше окутан серыми клубами. Говорят, что внизу красивое ущелье - верим на слово. Тьма народу собралась на День паломника. Поражает обилие мужчин - нигде в России такого не видел. Много детей. Неоднократно во Святой Земле восхищался строгостью и стройностью армянской Литургии, особенно по сравнению с греками. Но здесь был просто поражен. Дивная служба. Одна из самых красивых в христианском мире. Слаженное пение женских и мужских голосов, то переливается мощью и божественной гармонией, непривычной русскому уху, то становится прозрачным фоном для дивного соло. Непередаваемое чувство, что тебя, маленького, нежно, но настойчиво берут за руку и ведут к чудесному и светлому месту, откуда струится поток радости. Литургия святого Василия Великого. Служит епископ. На голове тиара, как у католиков, на ногах - расшитые жемчугом тапочки. Голос чудный. При епископе все священники сослужат ему как дьякона. Маленькие мальчики звенят рипидами. Открытый алтарь. Иконостаса нет (в древних церквях он расположен в высоком, до 1,5 метров, основании алтаря). Церковная завеса закрывает все алтарное пространство (в те же моменты, что и у нас) наподобие театрального занавеса. Служат на пресном хлебе и вине. Перед евхаристическим каноном древнее христианское лобзание любви с приветственным «Христос посреди нас» передается от священника к впереди стоящим и дальше идет волной по храму. Чувство близости и радости от сознания, что все - братья и сестры во Христе, переполняет душу. Тэр Кюрех (до боли знакомая ситуация визита архиерея) обеспокоен чинным ходом службы, организацией праздника, исповедью опоздавших (опять все похоже!), наставлением верующих. После «Отче наш» он освящает среди храма несколько лавашей, , которые ему поднес из алтаря дьякон. Куда то исчезает. Потом подходит ко мне, протягивает руку и говорит: «Сделай так» (как почему-то принято лизать кулак с лаймом и солью при употреблении текилы). Кладет мне кусочек хлеба - «Ешь». Я - в легком замешательстве по поводу жестов - у нас все дается в открытую ладонь. Жую. И тут, видя паузу, говорит (священник - священнику): «Ешь, не бойся, это - не Причастие...» Так у них совершается лития - воспоминание о чуде умножения хлебов. Проповедь говорит епископ. В руках при этом жезл и крест. Когда увлекается, то начинает активно, по-кавказски, жестикулировать. Причастие под двумя видами. Архиерей стоит на коленях на амвоне и рукой кладет в рот Святые Дары. Причащаются все паломники, кроме русских. Хор облачен в особые одежды. Мужчины, понятно, в стихари. Женщины - в однотонные свободные балахоны, которые собраны у ворота и рукавов (как у ранней Пугачевой, только до пола). Это очень здорово, поскольку клирошане РПЦ порой выглядят, как говорится, «прости, Господи». Половина женщин в храме в брюках, но голова обязательно покрыта. Многие платкам предпочитают одежду с капюшоном. После службы совершается освящение большой иконы Распятия и маленькой Крещения. Последняя будет висеть слева от алтаря в нише над каменной крещальной купелью, вроде умывальника. Почему такая крохотная купель? - в древности крестили детей на 8-й день. Сейчас Тэр Кюрех учит людей соблюдать традиции. В новом храме чувствуется особый, намоленный дух. Настоятель подтверждает, он считает, что где-то здесь в церкви, устроенной на древнем основании, находятся мощи святого. За окном слышен шум - снова разверзлись небесные хляби. Поэтому, концерт хора будет в храме. Народные песни, церковные гимны. Для русских - «Херувимская» старосимоновская. Почти без акцента. Прекрасно! Еще одно незабываемое впечатление - стена дождя. Стена радостных людей. Кто мокнет с зонтами, кто - без. Три священника хлопают, отбивая такт. Два десятка людей ритмично движутся в хороводе, совершая ногами замысловатые па. Красота. Сила. Радость. И проникновенные тосты.

Там, где буквы растут.

День начал стремится к вечеру. Ура! - дождь ненадолго перестал лить, и сразу стало жарко. Дорога с хорошим асфальтом ведет из Еревана в Ошакан. Давно не видел такую картину: вдоль трасы в населенных пунктах на электрических столбах - гнезда аистов. Как их много! Сами большие птицы сидят там на яйцах. Разевают клювы, растопыривают крылья. Говорят аист - к радости. Вообще-то в приметы не верю, но здесь - точно. Радость у них - постоянная. Итак, древний Ошакан. Тут трудился и похоронен святой для армян человек Месроп Маштоц, создатель армянского алфавита. Он также изрядно поработал для грузин и кавказских албанцев. Поэтому его сугубо почитают и в Грузии и в Греции.Армянский язык принадлежит индо-европейской семье, но внутри нее является изолированным (также, как греческий и албанский, не имеет приемников). Он сложен и по фонетике и по грамматике. Слово не всегда читается, как пишется. Нет родов. Есть много звуков, и их сочетаний которым нет русского эквивалента. Например, есть 3 варианта «р». До Месропа, в седой древности, использовались пиктограммы, клинопись, ассирийские, греческие и персидские буквы. При этом существовала богатая устная традиция. С принятием Христианства службы стали совершатся на греческом и сирийском языках в зависимости от месторасположения. Одновременно совершался устный перевод Библии на народный язык. С начала V века вновь стал активно пропагандироваться маздаизм со своей богатой литературой. Католикос Саак и царь Врамшапух поручили высокообразованному проповеднику- миссионеру, бывшему церковному сановнику Месропу создать национальную грамату. С Божией помощью Месроп Маштоц вместе с группой сподвижников - учеников изобрел алфавит из 36 символов. Он стал уникальным фонетическим инструментом, который точно воспроизводил вариации звуков армянского языка. Затем последовал перевод книг Библии, основных трудов известных греческих и сирийских отцов Церкви, Богослужебных текстов. Месроп создал целую школу своих преемников, зная о предстоящей грандиозной работе. Маштоц был убежден, что дело его жизни должно помочь не только христианской миссии, но и установить крепкие связи между армянами, разделенными границами империй и находящимися в рассеянии по всему миру. Алфавит почитается как святыня: полтора тысячелетия он помогал армянам в самые тяжкие времена сохранить самоидентификацию. Гробница с мощами Месропа Маштоца и каменные скрижали с 36 символами его народа стоят рядом. Буквы алфавита находятся повсюду - сувениры, витражи в окнах церквей и школ. Памятники в центрах городов и сел, даже вдоль дорог на фоне снеговых вершин. В Ошакане во дворе храма они как-бы вырастают из земли среди цветущих деревьев. Здесь буквы стилизованы под поклонные кресты. А у входа - газон из армянского алфавита. Печально, что у нас не так. Даже почтения традиции предков нет. Бедная е..

Страна Креста.

Лилит как - то сказала: «Батюшка, я наверное, плохая армянка - я не повела Вас в Музей Геноцида».Я ее утешил, сказав, что в свободное время мы посетили Государственный Исторический Музей (к слову, он находится в 3-х минутах ходьбы от нашей гостиницы) В нем два зала посвящены геноциду армян 1915 года. История Армении - история выживания малого народа в условиях жесткого давления и столкновения интересов крупных соседних империй. В христианские времена это было постоянное противостояние Рима, Византии, Персии, турок - сельджуков, арабов, франков, монголов темуридов. Чудовищное истребление цвета нации и еще 1,5 млн. армян со сторону младотурок (которые руками курдов решили очистить «свою землю» от неудобных подданных) не всем, к сожалению, известно. Лишь вера во Христа помогала сохранить армянам свое самосознание. Поэтому, главный символ христианства здесь повсюду. И не только на груди людской. Одно из самых распостраненных имен и фамильных прозвищ - Хачатур - ниспосланный святым Крестом. Есть еще и Хачкар - «крест-камень» - рукотворный символ Армении. Первые христиане освящали изображением креста древние фаллические менгиры, которым приносили жертвы язычники. Затем появился особый жанр резного каменного креста. Первые хачкары очень просты. Крест на них похож на рисунок лепестков дикого мака. Он вырублен в каменной плите, которая стоит вертикально, на каменной подставке. Позднее появляются сложные композиции. Плита может быть самых разных цветов и форм. Чаще - темно-красный прямоугольник. В центре - символ креста - «древа жизни». Он опоясан кружевом филигранной резьбы. Может быть украшен Евангельскими и Библейскими сюжетами, иконами Христа, Богородицы и разных святых, солярными знаками, гербами заказчиков. Все это вписано в причудливые геометрические узоры с переплетением растительных орнаментов дивной красоты. Среди тысяч хачкаров, освящающих армянскую землю, нет одинаковых. Восхищает нежная забота к предмету своей любви и высочайшее мастерство резчиков, вложенные в каждую деталь креста. Хачкары стоят повсюду: на вершинах гор, у распутий дорого, просто в красивом месте. Само-собой, на кладбище. Бережно хранятся они в церквях. Причем, часто вмурованны в кладку стен и даже куполов, чтобы сохранять святыню от поругания. Я видел чудесные хачкары во дворах обычных сельских домов. Постоянно приходят на память строки при виде любого креста-камня: «Крест- хранитель всея Вселенныя. Крест - красота церковная. Крест - веры утверждение. Крест - ангелам слава, а демонам - язва.» Отчетливо понимаешь, как важно крестное знамя для армянского народа. И как особен его крестный путь к Богу. Дедушка христианских храмов. Известно, что эллинский храм породил христианскую базилику. На земле Айястана (самоназвание армян) св. Григор Лусаворич и его ученики использовали древние языческие святилища под христианские церкви. Однако, самые ранние христианские постройки здесь датируются концом 5 века. Поэтому трудно говорить о ранних этапах развития христианской архитектуры в Армении. Самой лучшей из сохранившихся языческих построек является храм Митры в Гарни (около 20 км от Еревана). Он сооружен в 66 году в классическом греко-римском стиле. Разрушен землетрясением в 1679 году. Восстановлен в советское время с помощью армянской диаспоры. Бродить здесь довольно интересно. Находится это место на горной вершине. Внизу-ущелье с быстрым потоком. Вокруг - живописные руины царского дворца, развалины крепостных стен, раскопки римских терм и остатки христианских храмов. Сам храм очень величествен и красив. Внутри шикарная акустика. К аналою ведут 3 очень высоких, почти полу-метровых, ступенек. Это чтобы подчеркнуть особо торжественное и степенное восхождение к жертвеннику. Кстати, ступени на христианский амвон в древних армянских храмах имеют не меньшую высоту. Считается, что это единственное здание такого типа на территории бывшего Союза. Нам он открылся в клубах туманной мороси под неземные звуки дудука. Незабываемые впечатления. А за музейной оградой самого посещаемого туристического объекта идет бойкая торговля всякой всячиной от магнитиков до пресловутых дудуков, от удивительных сладостей до шкур местных волков и чернобурок.

Монастырь Копья.

Предстал в туманной дымке, застилающее красивейшее ущелье реки Азат. Гехард, так звучит по-армянски слово «копье». До XIII века здесь хранилось Копье Лонгина, здесь же пребывал и фрагмент Ноева Ковчега. Расположен недалеко (- 45 км) от Еревана, поэтому тут всегда много посетителей. Древние храмы буквально вырастают из скал, которые окружают монастырь с 3-х сторон. Здание церкви с уникальными сталактитовыми сводами, свидетельстующими о непревзойденном уровне искусства каменотесов, соединено с пещерным комплексом. Последний вырубался в материковой скале и тут же украшался дивной резьбой. Местами вязь геометрических и растительных орнаментов покрыта малиновой древней краской. Царит полумрак или полная темнота. Вспышка выхватывает фантастические фигуры зверей и птиц. Чудотворный источник течет из притвора пещерной церкви. Здесь чувствуешь, что камень живой. И славны в веках люди, которые оживляли этот камень. Название Гехард появилось достаточно поздно. Раньше он назывался Айриванк- «Монастырь пещер». Их тут множество, и внутри монастырских стен и снаружи. В одной из них жил первый монах - св.Григорий Просветитель. Комплекс включал в себя жилые помещения и хозяйственные постройки. Был проставлен как школа переписчиков, музыкальная академия и место паломничества. Неоднократно подвергался разорению со стороны бесчисленных завоевателей, страдал от землетрясений. Сейчас тут монахи постоянно не живут, но дух суровой аскезы и полутора тысячелетней намоленности ощущается всем существом. Выше от монастырских стен можно вскарабкаться по склонам и обнаружить множество разрушенных временем пещерных келий, порой из нескольких этажей, руины часовен и церквей. Остатки древней монашеской страны. А ниже - у автобусной парковки, местные тетеньки продают огромные лепешки с затейливой христианской символикой. У каждой хозяйки - свой стиль. Выглядит очень аппетитно, но уж больно здоровы - а мы только с праздника...

О еде.

Кстати, кормили везде отлично, и в ресторанах и в гостях. Пища и животная и растительная однозначно натуральная, с естественным вкусом, ароматом и консистенцией. Видимо обходится дешевле, чем химические добавки и технологии ГМО. Из национальных блюд главное - лаваш. В него заворачивается вся остальная кавказская и ближневосточная кухня. Такой нежной баранины, как на церковном празднике, я еще никогда в жизни не ел. Разнообразие овощей и трав. Отличные соления. Для любителей острого открываются горизонты вселенной. Необыкновенные сладости и по качеству и по количеству. Дивные сыры. Отличное мороженое. Свежая речная и озерная рыба хороша, особенно на гриле. Торты в супермаркетах просто пугают своими размерами. Варенье делается, похоже из всего. Самое вкусное - из черешни. Вино есть очень достойное. Коньяк (конечно «Арарат») лучше покупать в специализированных магазинах. Интересны фруктовые водки (кизил, абрикос, персик, тутовая и т.д.), правда, по цене коньяка 5-7 звезд. Везде настойчиво предлагается самодельный продукт - у народа, похоже, национальное хобби. Он отличается особым ароматом и крепостью. Минералки много разной и вкусной. Все хвалят «Джермук», мне пришелся по душе «Дилижан». Наличествуют чудные местные лимонады. Держа в памяти московские цены, понимаешь, что с голоду тут не умрешь точно, но вот пару дырок на ремне распустить придется.

«Севан-меван».

«Зонтики-монтики» - так флегматично приговаривал один из наших водителей. С акцентом звучит очень колоритно. Быть в Армении и не отметиться на Севане - так же, как быть в России и не пройти по брусчатке у Василия Блаженного. Это озеро - один из крупнейших резервуаров пресной воды - еще один символ Армении. Причем он не мелеет, как многие другие. На его берегах можно встретить некоторое подобие наших лесов. Берега пустынные, не сезон. Пляжи каменистые. Вода холодная, градуса 4 , не выше. Я не смог преодолеть соблазна и искупался. Очень бодрит. Рыбаки готовятся к ловле раков, говорят, что это самые раковые раки. Идут на экспорт во Францию. Вдоль озера тянутся постройки кемпингов и гостиниц, очень разные по виду и сорту. С севера курортная зона ограничена пальцем Севанского полуострова. Когда то это был остров. И на верху стоит монастырь Севанаванк. Первые две церкви св. Арутюн (Вознесения) и св. Карапет основал сам Григорий Просветитель. Обитель видела время процветания и время разрухи. Дивную церковь IX века св.Аствацин в 1931 году разобрали на стройматериал для дома отдыха. В 1990 году монастырь начал возраждаться. У подножия, как и в древности, начала действовать духовная школа. Прекрасное место. Особенно хороши нарождающиеся первоцветы и травы. В дождливой дымке легкий аромат распускающихся почек добавляет особую ноту в симфонию единства водной глади, снежных шапок гор и крестов на острых верхах церквей. В дополнение ко всем хачкарам земли армянской мы увидели кресты-камни цвета бирюзы из «цогола» - севанского зеленого камня андезита. А еще очень хороша местная форель в виде шашлыка. На пути в Ереван был заезд в Цахкадзор - известная горнолыжная база в СССР, да и сейчас красивый курортный город. В его пригороде Кечарис находится несколько дивных храмов разных времен постройки. Еще раз мы услышали под церковными сводами бесподобные переливы древних армянских распевов из уст местного дьякона. Как получается четко выплескивать из своих связок полу- и четвертьтоны и испытывать от этого удовольствие - невообразимо! И очень, очень красиво! Особенности национальной красоты. Да, это правда, армяне очень гордятся своими орлиными носами. Но другие люди часто этого не понимают в силу своей курносости. Зато все, побывавшие здесь, вспоминают о красоте церковной. Армянские храмы построены из местного вулканического камня - туфа - желтого, охристого, красного и коричневого цветов со множеством оттенков. Сверху кладка часто обшита тонкими тщательно отшлифованными каменными панелями. Лишь углы являются монолитными. По этой технологии устроены и стены и своды и колонны. От этого здание церкви, часто очень скромное в размерах, выглядит очень основательным и коренастым (подобно телосложению классического армянина). Храмы, в основном, центрально-купольного типа. Четверик или восьмерик переходит в многоугольник основания барабана купола через небольшие арки - тромпы. На вершине - пирамида или конус с крестом. За редким исключением ориентация алтаря на восток. Окна за престолом, часто их два, прорезаны в форме креста. Один из вариантов архитектурного решения предполагает свободно стоящие массивные колонны, которые сверху соединяются «парусами», создавая непрерывную базу для поддержки купола. В парусах часто вырезаны символы евангелистов (прекрасный образец - церковь Сиони в Арени). Особая техника больших арочных сводов (которые перекрывали пространство храма, а следующий ярус арок, опираясь на верхнюю точку дуги, создавал в перпендикулярном направлении опору для следующей конструкции) позволяла строить многоэтажные храмы и башни-звонницы. Считается, что армянское храмоздательство оказало огромное влияние на архитектурные решения и стили Западла и Востока. Окон немного, они узкие и высокие. Двери очень низкие, чтобы каждый входящий преклонял главу перед местом особого присутствия Божия. Часто в церквях, особенно монастырских, внутри есть двухэтажные пристройки по углам. Внизу были усыпальницы и ризницы, сверху - уединенные места для молитвы, учебы и создания рукописей. Филигранная резьба затейливо опоясывает основания и капители колонн, переднюю сторону высокого алтаря, (которая выполняла роль нашего иконостаса в смысле образов для молитвы, а не алтарной преграды), оконные и дверные проемы. Изысканные резные элементы декора снаружи смягчают аскетичность фасада, причем орнаменты практически не повторяются. В древности резьбу по камню подчеркивали сочетанием красной и белой краски. До нас дошли только сочные остатки пурпурно-красного. Они свидетельствуют о качестве известной армянской краски «вордан кармир», которая делалась из «фирменного» червя Араратской долины. Ее использовали в быту, для окраски тканей, росписи миниатюр и манускриптов, создания фресок в храмах и дворцах. Ее ценили больше веса золота в Европе, на Ближнем Востоке и даже в Китае. Вызывает восторг изысканное редкое оформление деревянных предметов декора - церковных дверей, аналоев. Внутренняя поверхность стен - шлифованные камни кладки. Из-за естественной многотоновой окраски они не производят давящего ощущения замкнутости и тяжести. Армянские летописцы раннего средневековья постоянно упоминали церковную живопись как одно из лучших средств проповеди без слов. Сегодня фрески очень редки из-за того, что в сложные периоды истории, храмы были разорены или покинуты и много уникальных росписей оказалось утрачено. Там же, где они сохранились, производят неизгладимое впечатление обилием насыщенного синего цвета. Он пронизывает и обнимает фигуру каждого святого и композицию в целом, указывая на близость небесной жизни всем, кто переступил порог храма. Икон мало. Видимо, это связано с исламским влиянием, когда и знать и простолюдины относились к изображениям людей, мягко говоря, с предубеждением. Выполнены они в разных стилях - от итальянских ренессансных, русских XIV-XVII веков, типично сирийских, новогреческих до современного армянского примитивизма. Замечательным музеем армянской архитектуры является монастырский комплекс Нораванк в Амагу. Дорога через живописнейшее ущелье приводит к сокровищнице разнообразных по виду храмов, колокольни, усыпальниц. Все это богато украшено барельефной резьбой. Тут же руины древней академии. В другом месте - Ахтамаре, знаменитый храм X века, расписан снизу доверху. Хорошо сохранились бесподобные фрески. На них - жизнь Спасителя от Благовещения до Вознесения. Много дивных изображений Богоматери и святых. Именно эта красота церковная остается неизгладимым впечатлением от Армении у людей, даже не близких к христианству. Рукотворный отблеск небесной красоты восхищает, в прямом смысле, душу к Богу. Еще раз убеждаешься, что именно эта красота, по Достоевскому, спасет мир, а вовсе не красота обнаженного тела, как принято сейчас считать. Ногами попирайте тело мое. Этот призыв характерен для многих поколений монахов. Рефреном он звучит в чине монашеского отпевания. В традиции Русского Православия нечасто встречаешь могилы на паперти. В Армении же считается особо почетным лежать перед церковными дверьми, на самом входе в храм. Надгробные каменные плиты порой устилают собой все пространство притвора, огромных монастырских трапезных, собственно церкви. Дорога к храму часто - мостовая из могильного камня. Смысл таков: пусть по моему праху будет лежать Вам путь к Богу, потомки! Помяните меня! Сугубые заупокойные молитвы мы совершили в храме X века Ахталинской крепости. Здесь раньше был центр одной их армянских холкидонских епархий. В храме есть изумительные фрески. Тут регулярно трудятся рестовраторы и учатся студенты из Армении и России. Здесь долгое время жили русские монахини. Последние надгробья датированы началом 70-х годов прошлого века. Могилки зарастают. Вечная Вам память, достоблаженные братия и сестры наша, приснопоминаемые!

Куда паломника ведет дорога.

Армения довольно высоко расположена. Так, Ереван - 850-1300 м над уровнем моря, озеро Севан - 1900 м, дороги через перевалы проходят порой на 2,5 км высоте. При этом высоких гор мало. Самая большая - Арагац - 4200 м, но даже у нее с вершины летом сходит снеговая шапка, остаются только ледники. Ландшафт в основном, представляет холмистое каменное плато. Трава зеленеет только по весне. Мы как раз и наслаждались этой картиной. Разбавляют пейзаж отары овец и редкие деревеньки. Дороги, в целом, хорошие. По гористой местности, как обычно, не следует ездить на длиннобазовых автобусах. На одной из таких дорог стоит с. Одзун. Величественный храм, дивные древние фрески. Одно время здесь была духовная столица - место пребывания Католикоса. Святость ему придает память о проповеди здесь, на юге страны, апостола Христова Фаддея. Другой ближайший ученик Спасителя, Варфоломей, нес свет Евангелия жителям севера Армении. Именно поэтому местная церковь всегда считала свой престол Апостольским и Вселенским (Католикосатом). Во II и III веках число христиан заметно увеличилось. Известны преследования и мученики при царях Артамесе (-110 г )и Хозрове (-230 г). Тертуллиан отмечает армян как один из народов, присутствовавших на Троицу в Иерусалиме. Евсевий цитирует письмо Александрийского Патриарха Дионисия армянскому епископу Меружану. Новые гонения начались при царе Трдате III в 287 году. Это именно он жестоко расправился с девами-мученицами. А незадолго до этого он бросил в каменный мешок тюрьмы царского замка г.Арташат Григория, будущего Просветителя Армении. Св.Григор Лусаворич. В очередном столкновении между проримскими и проперсидскими партиями в 238 г. один парфянский князь царских кровей убил армянского правителя Хосрова. Сын убийцы, Григорий, в детстве был увезен в Кесарию. Там он вырос, стал христианином и решил вернуться на родину с евангельской миссией. Сын Хосрова, Трдат, вернул себе трон. Когда он узнал, чей сын новый христианский проповедник, царь пытал его и заключил в тюрьму. 13 лет провел Григорий в полной темноте, холоде и голоде. Одна милосердная вдова спасла его, бросая в воздуховод пищу. После убийства христианских дев Рипсиме, Гаяне, Марине и их сподвижниц, Трдат лишился разума и, как говорят летописцы, жил в образе кабана. По требованию своей сестры, он вытащил узника из ямы и прекратил преследования христиан. Трдат исцелился от рук Григория и, после долгих бесед, крестился сам и крестил свой народ. Это произошло в 301 году - на 1 2лет раньше, чем в Риме. Армения - первая страна в мире, где христианство стало государственной религией. Григорий был единодушно выбран в епископы и стал вторым (после Апостолов) Просветителем - Лусаворичем - Армении. После многих великих трудов по проповеди христианства и устройству церковной жизни, в возрасте 80 лет он с группой монахов удалился в маленьких монастрь в городе Селух, в бывшей провинции Дараполия, где и скончался. На месте заточения святого устроен монастырь Хор Вирап - «глубокий колодец». Сам этот колодец-темница сохранился. Он находится под малым храмом обители - базилики с полукруглой апсидой. В ее углу есть глубокий спуск по отвесной лестнице в каменный мешок около 4-х метров в диаметре. Страшно. Летописец говорит: « (В этой) священной яме мучился среди ядовитых насекомых преданный апостол Бога святой Григор, который раздробил голову чудовища и вывел армянский народ из страшной темноты идолопоклонства к сияющему свету Божьему (Ованес Дресханакертци). Как увидеть Арарат. Рецепт. А еще здесь имеется масштабные раскопы древнего политического и культурного центра страны - города Арташат, остатки крепостных стен и большой некрополь. Считается, что отсюда, с монастырской стены самые лучшие виды на Арарат и на всю араратскую долина. Здесь он близко, здесь погранзона с Турцией. Нам Арарат не показал себя. Да и раньше был закрыт то туманом, то облаками. А сейчас горизонт покрыт грозовыми тучами. Для утешения на смотровой площадке мы посмотрели на текст Книги Бытия о Ное и Потопе. Священная Гора с характером. Не всем и не всегда открывается. Есть известное свидетельство о посещении Армении императором Николаем I с супружницей своей. Они три дня кряду отправлялись на Ереванские холмы лицезреть Библейскую гору. А она была в облаках. Его Величество в сердцах изрек: « Арарат, ты не пожелал, чтобы я увидел тебя, но и ты не увидел меня». Но мы, уже привыкшие к постоянным дождям как говорят солнечной Армении, смиренно мурлыкали шлягер 70-х. «У природы нет плохой погоды» В тот же день мы возвращались в Ереван после посещения дегустационного зала винного завода в Арени, где растет лучшая в Армении лоза. День клонился к вечеру и Арарат предстал во всей красе. Грандиозная гора с белоснежной вершиной в последних лучах закатного солнца приковала к себе взоры. Уже давно отзвучали охи и ахи, отщелкали фотоаппараты, а взгляд так и не отрывался от этой красоты. Так и смотрели в тишине, пока совсем не стемнело. О вере в Армению В Дебедском ущелье на берегу горного потока стоит промышленный город Алаверди. Он испещрен множеством труб. Главный транспорт - канатная дорога - соединяющая верхнюю и нижнюю часть города. Еще выше в горах - села Ахпат и Санаин. Последний - родина известных советских Микоянов. Для нас же эти места славны монастырскими комплексами XI века. Оба включены в список культурного наследия ЮНЕСКО. Правда, крыши и стены зарастают деревьями. Здесь раньше были мощные духовные и просветительские центры. Огромные библиотеки с богословскими, научными, философскими трудами, школа переписчиков и историков привлекали сюда интеллектуально одаренных армян. Удивительная архитектура храмов, скриптория, склепов, часовен впечатляет. Одновременно, вид руин прежнего величия и великолепия навевает слишком грустные мысли. Размышляем о руинах духа человеческого... Здесь нельзя не отметить, что скверны и мусора на территории пустующих армянских церквей нет. Не то, что в России, где и в закрытых храмах непременно были следы общественного туалета и извращенных забав. Да и сейчас за церковную ограду часто летят отходы жизнедеятельности иванов, не помнящих родства. Хочется верить, что и наш великий народ и не менее великий армянский, которые всегда отличали терпение и трудолюбие, жизнелюбие и преданность родной земле, смогут и сегодня выжить и сохранить свои лучшие качества. Как христианин, я убежден, что только древняя Апостольская традиция наших народов, хранящая нравственные и духовные ценности, поможет уберечь от окончательной потери ориентиров современного русского и армянина. Чувство плеча и братского расположения со стороны армянских христиан не оставляли нас во время паломнического пути.

Спасибо, Армения! До свидания!  


Позже Раньше